понедельник, 18 февраля 2013 г.

Полезная инерция Киотского протокола


Источник: ЭКОпортал
Парниковые выбросы. Фото: SXC.hu
Парниковые выбросы. Фото: SXC.hu

Даже после прекращения действия этого международного документа некоторые его принципы останутся на вооружении многих стран, решивших бороться за экологию, уверен профессор кафедры международного права РУДН Михаил Копылов.
Восемь лет назад Киотский протокол официально вступил в силу. Этот международный документ стал дополнением к Рамочной конвенции ООН, регламентирующей действия развитых стран, направленных на нормализацию климата. Более 150 государств договорились контролировать выбросы в атмосферу парниковых газов.
Уменьшение объемов выбросов было намечено на 2008-2012 годы. Однако уже на первом этапе существования документа возникли проблемы его исполнения. Индия, Китай, США и Австралия отказались ратифицировать Киотский протокол. А в начале 2013 года Россия, Япония и Новая Зеландия отказались участвовать во втором периоде выполнения условий документа.

В этом году действия договора заканчиваются. В связи с этим международное сообщество готовит новые нормативные документы для урегулирования объемов промышленных выбросов в атмосферу планеты.
Насколько Киотский протокол изжил себя, "Голосу России" рассказал профессор кафедры международного права Российского университета дружбы народов (РУДН) Михаил Копылов.
- Киотский протокол действительно не работает?
- Надо сказать, что с самого начала этот документ вызвал довольно противоречивое отношение к себе. Сформировались несколько групп государств, которые по-разному оценивают те гибкие механизмы, которые закреплены в Киотском протоколе. Речь идет о механизме чистого развития, о программах совместного осуществления и о международной торговле квотами на выброс парниковых газов. В принципе, те механизмы, которые заложены в Киотском протоколе, можно назвать революционными. Это качественно новый договор в области охраны окружающей среды. И, видимо, с этих позиций его надо воспринимать.
Однако события, произошедшие в 2009 году во время конференции в Копенгагене, когда в средствах массовой информации получили освещение факты подтасовки данных о том, что наш климат меняется в сторону потепления, говорят о том, что такое противоречие сохраняется и по сей день. Наверное, этому в немалой степени способствуют различного рода проекты и концепции, которые обсуждаются после Копенгагена, в плане выработки этого нового посткиотского международного договора.
Речь идет о разного уровня обязательствах для развитых и развивающихся государств, вплоть до того, что предлагается создать целый оркестр международных договоров, участие в которых было бы не совсем унифицировано, а, скажем, в этих договорах участвовали бы отдельные государства того или иного региона. Наконец, существует климатический "план Маршала", который тоже разводит государства по разным группировкам.
Довольно сложный процесс, неоднозначный, вплоть до того, что до сих пор существует довольно большая группа ученых, которые считают, что сама эта проблема выдумана, и выдумана прежде всего для того, чтобы добиться достаточно серьезного финансирования на нужды этой программы.
- Действительно, получается такая краеугольная тема. На ваш взгляд, борьба с глобальным потеплением должна быть общим делом, или каждая страна должна понимать значение этой проблемы и в одиночку стремиться сделать хоть что-то?
- Да, естественно, чем больше круг участников и договаривающихся сторон, тем сложнее прийти к общему знаменателю. Отсюда и сложность задач, которые должны быть решены в рамках этого переговорного процесса по поводу разработки нового посткиотского международного договора. Но мне кажется, нельзя отделять одно от другого. И общие усилия необходимы, и каждое государство в отдельности должно принимать соответствующие меры в рамках их национальной юрисдикции.
По крайней мере, созданный международный углеродный рынок, который успешно функционирует как в США, так и в рамках Евросоюза, к сожалению, не получил такого широкого применения в нашей стране. И робкие попытки создать какое-либо подобие этого рынка стали наблюдаться лишь к окончанию срока действия Киотского протокола в отношениях с Японией.
- Ведь на утилизации того же мусора можно заработать. Во многих странах очень развита эта практика.
- Можно. Можно и на торговле квотами зарабатывать, причем очень немало. Скажем, мы по выбросам парниковых газов достигли уровня, который предполагается как Рамочной конвенцией ООН об изменении климата, так и Киотским протоколом для первого этапа. В середине 90-х годов мы уже были на этом уровне. Поэтому все, что должно было происходить дальше, могло принести нашему государству только выгоду.
- Как вы считаете, что в дальнейшем будет с Киотским протоколом? Насколько этот документ жизнеспособен?
- По крайней мере, два из трех механизмов гибкости, которые предусмотрены в этом документе, я думаю, даже при прекращении срока действия Киотского протокола будут по инерции осуществляться государствами. Речь идет о механизме чистого развития и о проектах совместного осуществления.
А поскольку сейчас поставлена задача выработать аналогичный по силе Киотскому протоколу новый международный договор к 2020 году, то, я думаю, в этот переходный период как раз и будет происходить взаимодействие государств в рамках этих гибких механизмов, и в конечном итоге, я надеюсь, будет принят договор.
- В завершение нашей беседы хотелось бы получить от вас некоторые рекомендации. Что каждый из нас может сделать, чтобы хоть на йоту минимизировать существующие проблемы? Несколько рекомендаций для простых обывателей. Как сделать так, чтобы всем нам на планете жилось лучше?
- Как известно, у нас приняты довольно правильные, как мне кажется, национальные законы, которые, в частности, направлены на энергосбережение. Чем меньше мы расходуем энергии, в том числе электрической, тем меньше требуется ее вырабатывать. Соответственно, от каждого из нас зависит решение этой проблемы в рамках отдельно взятой квартиры, в рамках отдельно взятого дома. Ведь неслучайно в рамках всей нашей планеты проводятся акции "День Земли", когда на час выключается иллюминация, освещение в крупнейших городах мира.
Ожидать, что в ближайшее время мы перейдем на альтернативные виды энергии, видимо, не приходится. Я думаю, разговоры о том, что уже чуть ли не через 20 лет альтернативная энергетика заменит бензин, нефть, газ, слишком оптимистичны. Мне кажется, в рамках каждодневной жизни надо заниматься энергосбережением.