суббота, 19 декабря 2015 г.

Почему мы все так же не можем обойтись без каучука


Чарльз Манн из National Geographic рассказывает о прошлом и настоящем каучуковой индустрии

Иногда просто хочется потратить несколько часов и помыть свой новенький пикап. День прекрасен, северный Таиланд утопает в свете весеннего солнца, так что ты решаешь направиться к ручью, который протекает через твою деревню Тунгнханой. Коровы и люди проходят мимо, а ты стоишь в воде - 21-летний парень с крутой тачкой, натирающий ее до такого блеска, что она начинает просто сиять на солнце.
Не так давно шансы на то, что Пиявот Ануракбранпот (Piyawot Anurakbranpot) - для друзей просто «Чин» - купит себе подобный автомобиль в таком юном возрасте, были близки к нулю. У жителей отдаленных деревень, таких как Тунгнханой, просто не было денег. Но в последнее время семья Чина и его соседи узнали, что такое процветание. Причину можно увидеть на холмах за его спиной. Десять лет назад они
были покрыты густым тропическим лесом - буйными зарослями местной растительности. Теперь же большинство склонов выбрито гладко, как подбородок инструктора по строевой подготовке, и засажено одним единственным растением - гевеей бразильской, каучуковым деревом. Ночь за ночью семья Чина и десятки тысяч других жителей Юго-Восточной Азии идут на плантации и собирают млечный сок своих каучуковых деревьев - примерно так, как собирают кленовый сок. Густой белый латекс капает в ведра. Вязкую жидкость коагулируют до твердого состояния и спрессовывают в листы, которые отправляют на заводы, где из них делают уплотнительные кольца, ленты, прокладки, изоляцию, а также шины - очень много шин. Порядка трех четвертей мирового урожая каучука идут на производство легковых, грузовых и авиационных шин, которых выпускается почти два миллиарда в год.
Поскольку резина - это так привычно, обыденно и скучно, можно подумать, что говорить тут не о чем. Но это будет ошибкой. Каучук сыграл по большей части забытую, но большую роль в глобальной политической и экологической истории в последние 150 лет. Говорите, нужна индустриальная революция? Раз так, вам необходимы три вида сырья - железо, чтобы делать станки; топливо, чтобы эти станки работали; и резина, чтобы соединять и защищать двигающиеся части. Попытайтесь прокатиться на автомобиле без ремня вентилятора или шланга радиатора - что-нибудь очень плохое случится уже через минуту. Хотите отправить охлаждающую жидкость по двигателю при помощи жесткой металлической трубки вместо гибкого резинового шланга? Не очень хорошая идея, потому что его будет трясти так, что он развалится на части. Достаточное количество стали и угля для производства и использования промышленного оборудования не стоит ничего, если двигатели перегреваются, поскольку вы не можете их охладить.
В тех случаях когда большинство людей в принципе думает о резине, они, вероятно, представляют себе продукт, изготовленный из синтетических материалов. На самом деле более 40% резины в мире получают при помощи деревьев, то есть гевеи. В сравнении с натуральным каучуком синтетический аналог обычно дешевле для производства, но он менее прочный, не такой эластичный и не способен так же хорошо выдерживать вибрацию. Для создания вещей, которые ни в коем случае не должны выходить из строя - от презервативов до хирургических перчаток и авиационных шин - натуральный каучук остается незаменим.
Железную руду можно найти по всему миру. Ископаемое топливо тоже. Но каучук сегодня выращивается почти исключительно только в Юго-Восточной Азии, поскольку этот регион обладает уникальной комбинацией климата и инфраструктуры. Несмотря на все взлеты и падения глобальной экономики, спрос на шины продолжает расти, и эта ситуация создала что-то напоминающее золотую лихорадку в Юго-Восточной Азии. Для миллионов людей в этой бедной части мира каучуковый бум помог обрести благосостояние - Чин не единственный, у кого есть пикап в Тунгнханое. И каучук также помог положить конец изоляции этого региона. Новенькие «каучуковые магистрали» - последняя была построена в 2013-м - соединили отдаленные плантации в Юго-Восточной Азии с шинными заводами в северном Китае.
Фермер выливает латекс в бак для переработки в Набаньхэ
Но рост каучуковой торговли имел не только чисто экономические последствия. Со временем легионы азиатских Чинов запустили то, что Джефферсон Фокс (Jefferson Fox) из гавайской общественной организации East-West Center называет «одной из самых масштабных и быстрых экологических   ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ