среда, 10 февраля 2016 г.

Увядание сибирского кедра может оставить тайгу без леса



Увядание сибирского кедра может оставить тайгу без леса
Прибайкальский кедровый лес под угрозой полного вымирания. В связи с потеплением и глобальными вырубками, деревья поразила вирусная болезнь, которая сразу приняла вирусный характер. Зоны заражения охватывают более 5 тысяч гектаров западной тайги.
С каждым годом в кедраче всё меньше жизни: нет орехов, ягод, уходят голодные животные. Проблема увядания кедрача появилась не в один миг. Кедровые леса сохнут и гибнут на протяжении десятилетий. Учёным и лесникам остаётся гадать о причинах, потому что до сих пор точно не названо заболевание, которое поражает
деревья.
Орехи здесь уже не собирают примерно лет 10, умирает кедровый лес. Я считаю еще 3-5 лет и кедра сибирского не будет", рассказывает местный арендатор леса Николай Парфенов.
Раньше основным вредителем в этих местах был сибирский шелкопряд. А теперь, как утверждают эксперты весь кедр поражен бактериальной водянкой. Главная причина — засуха и пожары, а также механическое вмешательство человека.
«Больной кедр уже сумел заразить всю экосистему Байкала. Грунтовые воды уходят, в связи с тем, что леса практически не остается. Ручьи и ручейки пересыхают, зверь уходит, уровень Байкала падает, ну и сами представляете животный мир также страдает», активист, руководитель проекта Екатерина Удеревская.
«На сегодняшний день необходимо провести санитарно-оздоровительные мероприятия, но для этого нужно принять решения на федеральном уровне Рослесхозом, который только получает стастические данные о пораженных участках леса но никаких мер не принимает. Поэтому данной проблемой занимается только местные территориальные органы лестничества», координатор рабочей группы общественного мониторинга экологии и защиты леса Сергей Апанович
«В прошлом году нам довелось дважды пересечь страну на самолёте, весной мы летали на проект в Иркутск, а осенью в Находку и взгляд на тайгу и реки с высоты стал глубоко личным потрясением.
С самолета видно, что западной тайги нет. Начиная с Барнаула особенно. Есть зеленые куски, перемешанные с кусками сухими или горелыми. Как шахматная доска. Иногда желтые куски гораздо больше зеленых. Теперь, когда вы смотрите на сплошь зелёную карту Сибири и Дальнего Востока — не верьте, это иллюзия.» Валерия Букина
Могучие реки, как обнажённые вены. На всём протяжении все реки за Уралом текут в изоляции от леса, сплошные вырубки вдоль берегов шириной в два-три русла реки с обеих сторон. Вот источник нарушения гидробаланса рек и болезни леса. Система с двойной обратной связью, замкнутый круг. А бактерии — это санитары, они приходят просто сделать своё дело. Бактерии показывают, что битва уже прошла и хвойные сдались, потому что уже не могут достать воду своими короткими корнями.