воскресенье, 20 ноября 2016 г.

Экологическая катастрофа в Мексиканском заливе напоминает о себе: в организмах птиц найдены следы нефти


Не успели учёные рассказать о причинах, по которым птицы употребляют морской пластик, загрязняющий океан, как появилось новое исследование на тему того, как отражается на пернатых (и не только) антропогенное воздействие.

На этот раз речь идёт о нефтяных месторождениях, конкретнее о платформе "Глубоководный горизонт" (Deepwater Horizon), о катастрофе на которой недавно рассказывалось в одноимённой киноленте.

Полупогружную нефтяную платформу сверхглубоководного бурения построила в 2001 году южнокорейская судостроительная компания Hyundai Heavy Industries. В сентябре 2009 года специалисты, работающие на Deepwater Horizon, пробурили в Мексиканском заливе в районе гигантского нефтяного месторождения Тайбер самую глубокую на тот момент нефтяную скважину в истории. Инженеры спустились до отметки более десяти с половиной тысяч метров от поверхности океана (первые 1259 метров из них приходились на воду).

20 апреля 2010 года платформа взорвалась и загорелась, а через два дня затонула на глубине 1500 метров.

Гибель Deepwater Horizon повлекла крупнейшую экологическую катастрофу: из незаделанной скважины на поверхность Мексиканского залива вытекала нефть в объёме до пяти тысяч баррелей (около 700 тонн) в сутки, а к маю эта цифра, по оценкам экспертов, увеличилась до тысяч баррелей нефти в сутки (около 13,5 тысяч тонн!). Сотрудники Greenpeace назвали катастрофу "нефтяным Чернобылем" и в этот раз были недалеки от истины.

И хотя пиарщики нефтяного гиганта британской компании BP пытались убедить общественность, что последствия катастрофы ликвидированы, учёные и экологи били тревогу. Так, в 2012 году мир облетели кадры с очередным мутантом, выловленным рыбаками в Мексиканском заливе. И даже через шесть с половиной лет после аварии последствия продолжают вредить экологии региона. Причём не только в океане.

Исследователи из Луизианы обнаружили следы нефти в пищеварительном тракте и перьях приморских овсянок (Ammodramus maritimus). Как поясняют авторы работы, следы воздействия им пришлось искать в кишечниках птиц, так как эти ткани дольше хранят "информацию" по сравнению с желудком.

Сравнение с контрольной группой птиц того же вида, обитающих в местах, не затронутых катастрофой, не оставило сомнений: приморские овсянки действительно регулярно травились нефтепродуктами. В организм эти вещества могли попасть как с пищей (например, морскими и наземными беспозвоночными), так и с водой, уточняют исследователи.

Чтобы развеять все сомнения, команда сравнила типы веществ, и их химические и биомаркеры совпали.

Кроме того, учёные изучили побережье штата, и оказалось, что заболоченная почва здесь также до сих пор хранит следы нефтяного разлива. При этом ни один из пяти образцов осадочных пород с разных контрольных "чистых" участков не показал каких-либо признаков подобных изменений.

Получается, пернатые всё это время травились нефтью из Мексиканского залива. И пока непонятно, насколько токсичные вещества продвинулись по пищевой цепочкевверх. Не исключено, что они содержатся, например, и в организмах млекопитающих или земноводных.

Авторы статьи, опубликованной в журнале Environmental Research Letters, подчёркивают, что опосредованное воздействие может нести не меньший вред экосистемам, чем прямое, и косвенные последствия аварии ещё предстоит изучать долгие годы.