воскресенье, 4 октября 2015 г.

В кубанской глубинке остановилась жизнь

В кубанской глубинке остановилась жизньИсточник фото: ГТРК «Кубань»


Покосившиеся домики на фоне живописных пейзажей. Несколько улиц и ни одного жителя. В ухоженных когда-то садах – буйство дикой зелени. Теперь здесь главенствует ее величество природа. Последняя перепись показала – в шести хуторах Кубани больше никто не живет. В сотнях поселков население стремительно убывает.
Хутор Новый в Крымском районе. В 2010-м здесь проживали семь человек. Сегодня заброшенные дома вдоль дороги едва заметны. От посторонних глаз их спрятали кусты и деревья. Электропровода отрезаны. Вокруг ни души. Календарь, застывший на цифре 13,
оставленная кем-то шляпа и шинель с блестящими пуговицами — как напоминание о том, что здесь когда-то кипела жизнь.
А это самая отдаленная от центра — горная — часть Апшеронского района. Полсотни километров и ни одного указателя. Асфальт, подарив надежду вначале, резко сменяется ухабистой гравийкой. Кое-где приходится ехать по самому краю обрыва. Находка для экстремалов — труднопроходимая дорога — ведет в сельское поселение с говорящим названием Отдаленное. Люди там живут, но с каждым годом их становится все меньше.
Здесь нет тех благ цивилизации, к которым привыкли жители городов: ни газа, ни водопровода, ни канализации. Из коммуникаций только электричество. Сотовая связь есть, но бесперебойно работают далеко не все операторы.
Не так давно в Отдаленном не стало одного села. Жизнь остановилась в Нижних Тубах. Люди оттуда ушли. Дворы поросли бурьяном.
Сегодня Отдаленное – это пять горных хуторов и сел. Тубы – одно из них. Деревянные дома, невысокие заборы, чарующий вид на заснеженные вершины и склоны, покрытые густыми лесами. Через село протекает прозрачная река. Куда ни глянь — красота.
Скромный ремонт и минимализм в интерьере. Хозяйка показывает свой саманный дом. Борис и Азнив в этих местах старожилы. Он в Тубах родился. Она приехала к любимому из соседнего хутора. Их шестеро детей здесь оставаться не захотели. Разъехались по городам.
— Тут основное пенсионеры, молодежи работы нет. Клуб закрыли, магазина нет, школы нет, как вы думаете? – рассказали местные жители Борис Челалян и Азнив Киян.
Была в Тубах и библиотека, и детский сад. Когда-то село расцветало. О тех временах здесь вспоминают с ностальгией. Борис трудился сначала в колхозе, потом на лесозаготовке.
— У нас до войны магазин был, пекарня была при колхозе и каждый божий день горячий хлеб пекли, а сейчас такая это все есть и ничего нет! Ничего никто не может делать. А кто виноват? Мы не знаем, — поделился Борис Челалян.
Не знают они, и почему нет медпункта. В Тубах, говорят, он был, но два года назад закрылся. Врачи в селе не задерживаются. Зато здесь хорошо знают свойства целебных трав.
— Медицины вообще нет, не дай Бог, что-нибудь случится, никого нет. Сами как-нибудь мы лечимся, от давления пьем, от сердца пьем, чаи всякие собираем. Мы хотим, чтобы здесь медичка была. Капельницу хоть поставит. Уколы все делают, а капельницу никто не может поставить, — рассказала Грануш Миносян.
Коренная жительница — Грануш держит в селе свой магазинчик. Ассортимент небольшой – хлеб, овощи, кофе, сок, предметы гигиены. Товары потихоньку возит из города. Иногда продает что-то со своего огорода.
Почти у каждого в селе и огород, и хозяйство. На столе все свое, натуральное. И это не дань современным веяниям – выбора нет. Да и живут тут не одним днем. Местные жители запасаются продуктами на случай, если непогода отрежет село от большой земли. Такое здесь случается глубокой осенью и зимой. Тогда дороги размоет и добраться сюда можно будет разве что на вертолете.
— Природа такая, что навалит снегом и света не будет, и ничего не будет, такие пироги, — поделился Борис.
Кроме экстремальной дороги Отдаленное с внешним миром связывает узкоколейная железная дорога. Она появилась здесь в 20 годах прошлого века. Первое время по ветке в основном перевозили лес. Сегодня каждый день доставляют пассажиров, через день — грузы.
Др сих пор в некоторые хутора района можно попасть только по узкоколейке. Поэтому ее здесь даже называю «дорогой жизни».
В этом году в Тубах одна первоклассница – Настя. Как и все дети поселения, в школу она ездит в центральный поселок – Отдаленный. Как и все – по узкоколейке. Дрезину здесь называют загадочно – «матрицей». Путешествия в ней иногда затягиваются. Как повезет.
Дорога из Туб в поселок Отдаленный любого водителя заставит задуматься — доедет ли машина до другого берега. Тут ловкость нужна и доля авантюризма.
Чтобы добраться до поселка на машине, нужно переехать этот мост. Здесь же проходит узкоколейная железная дорога. Доски во многих местах прогнили. Поэтому двигаться нужно крайне осторожно.
То там, то тут проносятся большегрузы с бревнами. Саркис трудится водителем на лесовозе. Пока на работе короткий перерыв, угощает нас чаем на родниковой воде. Другой просто нет. Но застолье в его саду длится недолго. Нужно готовить дрова на зиму.
— В зависимости от того, как будешь работать, можно и 30, и 50 заработать. Свободного времени почти не бывает, в свободное время ремонт машины, — рассказал Саркис Гайтян.
В этой жизни без удобств, гипермаркетов, кинотеатров и интернета каждый находит свои прелести. Вода из источника полезнее, помидоры с собственной грядки безопаснее. И за прекрасным не нужно ехать на край света.
И пусть сельский клуб закрыли, в Тубах живут культурно. Борис поет и играет на старинном инструменте. Они кстати одногодки. Инструмент музыканту-самоучке подарил отец в день его рождения. Было это 83 года назад.
— Камача называется, старый инструмент, на котором играли на свадьбах, — прокомментировал Борис Челалян.
Пустые глазницы окон, оторванные ставни, прохудившиеся крыши — движемся дальше по просторам Апшеронского района. Ближе к Черному морю — встречает путешественников небольшой хутор Старый Куринский. Туда ведет асфальтовая дорога. Добраться можно без проблем. Но и здесь, молодежь бросать якорь не спешит.
— Население постоянно живущее уменьшается. Почему? Потому что условия такие для жизни. Молодежь желает жить более цивилизованно. Отток в города. Не только дети, внуки уже уезжают, — рассказала Любовь Егорова.
Дети Любови смело выпорхнули из родительского гнезда. Живут в городе. Она бы и сама давно могла покинуть эти места. В Рязани — собственная квартира со всеми удобствами. Но вот уже 30 лет ей милее деревянный домик. А силы одной в 75 лет вести хозяйство дает вековой дуб.
— Поскольку это дуб, у него корни глубоко в земле, крона дерева высоко в небе, значит, он сильный и могучий, и я ему говорю: «Дай мне сил, дай мне радости, чтоб было все успешно у моих детей, у моей России». И я у него вот так прошу. Очень люблю Россию свою.
Истории людей, верных земле и своей малой Родине, очень похожи. Они не готовы променять пение птиц на рев моторов. Даже если вокруг осталось всего 30 человек. Как в хуторе Кравченко Абинского района. Здесь нет ни клуба, ни магазина – ничего, кроме домов. Два раза в неделю приезжает автолавка с хлебом и булочками. И это уже событие.
Саманные дома, которым больше полувека, украшают резные узоры. Надежда рассказывает — строили в этих местах всем колхозом. В Кравченко можно увидеть поистине раритетные предметы, которые продолжают приносить людям пользу.
Хозяйка дома до сих пор готовит на такой вот глиняной печи. Она стоит прямо в саду, под открытым небом. Старинной конструкции соответствует и посуда. Этому казаку около ста лет. Сейчас в нем вареная кукуруза.
Как и столетие назад всех соседей здесь знают по именам. За высокими заборами не прячутся. И это, как говорят жители небольших поселков, та самая роскошь, которую не могут позволить себе жители мегаполисов.
— Мы дверь на ночь не закрываем, разве что от собак цепочку повесим. Шакалы подходят под самый дом. Это самая большая неприятность, а так вообще никто не беспокоит.
Хутора и маленькие поселки теряют людей. Не может удержать на земле ни благодатный кубанский климат, ни чистый воздух. Но везде горит огонек надежды. И к нему спешат те немногие, кто в заброшенных и забытых уголках видит новые перспективы. Именно они могут вдохнуть в село вторую жизнь.
Есть шанс, что хутора в прекрасной горной местности возродят жители других регионов. К примеру, Отдаленным все чаще интересуются москвичи и северяне. Несколько домов уже куплены. Цены по меркам мегаполисов тут небольшие. Возможно, на месте ветхих построек вырастут новые. Но без инфраструктуры максимум, что их ждет — судьба дач.
Спасти села от исчезновения могут и сами кубанцы, уставшие от ритма городской жизни. Александр из столицы края перебрался в хутор с населением 20 человек — Эрастов. Построил здесь кирпичный дом, завел домашнюю живность. Это пока еще не усадьба, но первые шаги сделаны.
— Уже город задушил, тяжело. А потом квартирные вопросы решаются, дети у нас, дочка, сын. Квартиру сыну, дочка определилась сама, — рассказал Александр Ворона.
Наконец, помочь житнице России могут аграрии — создать ферму и возродить вокруг нее жизнь. Так произошло в хуторе Сопова балка. До приезда фермеров здесь были только ветхие дома да почта, которую собирались закрывать. Анвар Хаджиев за дело взялся вместе с тестем.
— Приехали мы сюда, тут ничего не было. Была хатеночка маленькая побеленная и та хата была, ни навесов, ничего не было. Изначально взяли сто гусей, просто попробовать и пошло поехало. В этом году мы взяли три тысячи голов, — рассказал Анвар Хаджиев.
Одновременно шла работа на полях. Теперь их овощи расходятся по округе.
-Дали нам по полтора гектара на члена семьи ЛПХ. Начали садить первую картошку, потом помидоры, капусту. В аренду землю взяли, начали расширяться, — поделился руководитель личного подсобного хозяйства Владимир Шувалов.
Сегодня деревни-призраки и полупустые поселки встречаются по всей России. Цифры неумолимы. 12 процентов сельских населенных пунктов страны фактически заброшены. Постоянных жителей там нет. Кубанская глубинка иллюзий не питает. Но все же, преданные самым отдаленным уголкам люди, верят в возрождение села. В то, что когда-нибудь на этой земле будут трудиться их внуки и правнуки. И не устают признаваться в любви родным местам.